Новини
Наші партнери
Тематичні сайти
Про нас
 
ЗМІСТ

 Журнал № 1(2), 2007
- титульна сторінка;   зміст
 Журнал №1, 2005
 - зміст  [закачати]
 Випуск №1
 - зміст  [закачати]
 Випуск №2
 - зміст  [закачати]
 Випуск №3
 - зміст  [закачати]
 Випуск №4
 - зміст  [закачати]
 Випуск №5
 - зміст  [закачати]
 Випуск №6
 - зміст  [закачати]
 Випуск №7
 - зміст  [закачати]
 Випуск №8
 - зміст  [закачати]
 Випуск №9
 - зміст  [закачати]
 Випуск №10
 - зміст  [закачати]
 Випуск №11
 - зміст  [закачати]


Rated by PING
META - украинская поисковая система
Rambler's Top100
статистика

БЮЛЕТЕНЬ "ГОЛОКОСТ І СУЧАСНІСТЬ"

Голокост і Україна

Бердичев: уточненные данные о Холокосте

Согласно переписи 1939 г. в Бердичеве проживало 23 266 евреев, составлявших 37,5% всего населения города. К лету 1941 г. с учетом естественного прироста и миграции в город беженцев из западных и центральных районов Польши, оккупированных Германией, еврейское население Бердичева могло возрасти до 25-26 тыс. человек.

Весьма сложно установить, какое количество евреев смогло эвакуироваться или бежать из города перед оккупацией. Днем массового ухода из Бердичева какой-то части еврейского населения стала суббота - 5 июля 1941 г., а вечером 7 июля в город вошли немецкие войска.

Уже в июле 1941 г. нацисты начали дикие и кровавые расправы над евреями Бердичева. Ефим Мильштейн, один из двух десятков чудом уцелевших евреев, свидетельствует: “Я был в Бердичеве очевидцем зверств немцев и их прислужников - украинских националистов и полицаев из числа местного населения. В июле 1941 г. немцы и полицаи устроили себе забаву на берегу реки Гнилопять, около моста. Они привели 10-15 еврейских женщин и девушек и заставили их переплывать реку около моста. Тех, кто боялся идти в воду, тут же расстреливали. Некоторые безропотно пошли в воду и поплыли. Физически сильным удалось переплыть на другой берег, а слабые сразу утонули. Тех, кто переплыл, заставляли плыть обратно, и так продолжалось до тех пор, пока не утонули все. Немцы и полицаи не ленились бегать по мосту с одного берега на другой, улюлюкая и стреляя; не исключено, что они делали ставки и заключали пари” .

Саперный взвод дивизии СС “Викинг” в течение двух дней провел в городе четыре облавы на евреев, в ходе которых было схвачено и расстреляно около 850 человек1. Во второй половине июля подразделение айнзацкоманды 4а расстреляло в городе 148 евреев2, а сменившая ее оперативная команда 5 - 74 еврея3.

25 августа 1941 г. в Бердичев прибыл штаб “высшего фюрера СС и полиции Россия - Юг” обергруппенфюрера СС Еккельна. Его штабная рота уже в день прибытия расстреляла в городе 546 евреев4.

1 февраля 1944 г., менее чем через месяц после освобождения города от оккупантов, первые выводы были сделаны на основе письменных показаний свидетелей Комиссией по расследованию немецко-фашистских зверств. В документе Комиссии записано: “7-9 августа началось массовое выселение евреев из некоторых улиц города в гетто, причем на выселение улиц Белопольской и Махновской давалось по одному дню, а украинская полиция часто сокращала этот срок до 2-3 часов. Гетто было указано в районе базара и прилегающих улиц. Из имущества евреи могли взять только одежду и постель. К 22 августа все евреи были в гетто, а 27 августа 1941 г. карательный отряд забрал из гетто крупную партию евреев - около 2,5 тыс. человек - под видом отправки на сельхозработы по уборке урожая. Взятых держали на базаре в пустых магазинах, пока не набралось определенное количество. К вечеру туда подъезжали грузовые машины и забирали несчастных. Первая партия вывезенных была убита далеко за городом, и в продолжение нескольких дней родственники не могли найти следов увезенных. Только от украинских полицаев удалось впоследствии узнать правду. Часть этих жертв была уничтожена под селом Быстрик”5.

Иная версия этих событий дана в “Черной книге”. В очерке Василия Гроссмана читаем: “4 сентября, спустя неделю после организации гетто немцы и предатели - полицейские предложили 1500 молодым людям отправится на сельскохозяйственные работы. Молодежь собрала узелки продуктов, хлеб и, простившись с родными, отправилась в путь. В этот же день все они были расстреляны между Красной горой и селом Хажин. Палачи умело подготовили казнь, настолько тонко, что никто из обреченных до самых последних минут не подозревал о готовящемся убийстве. Им подробно объясняли, где они будут работать, как их разобьют на группы, когда и где им выдадут лопаты и прочие орудия труда. Им даже намекнули, что по окончании работ каждому будет разрешено взять немного картошки для стариков, оставшихся в гетто. И те, кто остались в гетто, так и не узнали в недолгие оставшиеся им дни жизни судьбу, постигшую молодых людей... Этот расстрел молодежи был первым звеном в цепи заранее продуманных мероприятий по убийству бердичевских евреев. Эта казнь изъяла из гетто всех способных к сопротивлению молодых людей. В гетто, в Ятках, остались, главным образом, старики, старухи, женщины, школьники, школьницы, младенцы. Так немцы обеспечили себе полную безнаказанность при проведении общей массовой казни”6.

Трудно однозначно объяснить, почему штаб обергруппенфюрера СС Еккельна старается обосновать расправу с еврейской молодежью Бердичева ссылкой на какие-то антинемецкие акции со стороны обреченных. Ведь нацисты в своих донесениях высшему начальству не очень-то стеснялись. Во всяком случае“Донесение о событиях в СССР” № 83 от 19 сентября 1941 г. сообщает, что “1 и 2 сентября 1941 г. евреями были распространены листовки и сделаны подстрекательские надписи. Так как преступники не могли быть разысканы, то команда высшего фюрера СС и полиции казнила 1303 еврея, в том числе 876 евреек старше 12 лет”7.

К 15 сентября 1941 г. была завершена подготовка к “главной акции” по истреблению еврейского населения Бердичева. Военнопленных заставили выкопать могилы по обе стороны аэродрома между с.Радянское и хутором Шлемарка. Ночью гетто было окружено подразделениями украинской полиции и нацистских спецслужб. Согласно “Черной Книге”, “в этот день, 15 сентября 1941 г., на поле, вблизи бердичевского аэродрома, были убиты двенадцать тысяч человек. Подавляющее большинство убитых - это женщины, девушки, дети, старухи и старики”8. Массовую казнь осуществили штабная рота высшего фюрера СС Юга России Еккельна, 45-й резервный полицейский батальон и украинская полиция9.

3 ноября 1941 г. в районе совхоза (МТС) Сокулино было расстреляно более 3 тыс. евреев10. Это были специалисты и частично члены их семей, которых оставили на полтора месяца жить, а также выловленные оккупантами и полицией на территории гетто прятавшиеся евреи.

В Акте Бердичевской городской комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников в г.Бердичеве от 13 мая 1944 г. количество жертв нацистских преступлений в районе аэродрома и Сокулино определено в 18 640 мужчин, женщин, детей и стариков11.

25 февраля 1942 г. оставшимся в Бердичеве евреям-специалистам было приказано переселиться на Красную гору вблизи города12. В самом Бердичеве евреев, состоявшихся в смешанных браках, и дети от смешанных браков - около 70 человек - расстреляли 27 апреля 1942 г.13.

В мае-июне 1942 г. в местечках и селах вокруг Бердичева проводились облавы и убийства уцелевших евреев. Около 700 человек еврейской молодежи было привезено в Бердичев из прилегающих райцентров и помещено в лагерь на Красной горе14. 16 июля 1942 г. этих молодых людей и 230 специалистов-мастеровых нацисты расстреляли на Красной горе, в тире бывшего 14-го кавалерийского полка. Несколько десятков самых лучших специалистов (по некоторым данным 60 человек) палачи из СД оставили в лагере на Красной горе, а затем перевели в городскую тюрьму15.

Последние группы евреев-специалистов были расстреляны немцами вместе с узниками других национальностей в ноября 1943 г. и в начале января 1944 г. - накануне освобождения Бердичева советскими войсками16.

По данным “Черной Книги” пережили оккупацию лишь десять-пятнадцать человек из 20 тысяч17.

Согласно немецким документам и материалам ЧГК, численность жертв Холокоста в Бердичеве превысила 23 850 человек.

Источники и литература

1.Київський процес. Документи та матеріали. К., 1995. - С. 51. 2.“Донесение о событиях в СССР”, № 38 от 30.7.1941 г.
3.“Донесение о событиях в СССР”, № 47 от 9.8.1941 г.
4.Телеграмма штаба Еккельна, № 179 от 26.8.1941 г.
5.Государственный архив Житомирской области. Ф. 2636, оп. 1, д. 9, л. 14.
6.“Черная Книга”. Иерусалим, 1980, с. 30-31.
7.Цит. по книге: А.И.Круглова “Энциклопедия Холокоста”, К., 2000, с. 56.
8.“Черная Книга”, с. 33.
9.Круглов А.И. Катастрофа украинского еврейства 1941-1944 гг. Энциклопедический справочник. Харьков, 2001, с. 31.
10.Елисаветский С.Я. Бердичевская трагедия /Документальное повествование, К., 1991, с. 35.
11.ГАРФ, ф. 7021, оп. 60, д. 285, л. 8.
12.Там же, л. 17 об.
13.“Черная Книга”, с. 35.
14.ГАРФ, ф. 7021, оп. 60, д. 285, л. 48 об.
15.Там же, л. 17 об.
16.Там же, лл. 3, 49 об.
17.“Черная Книга”, с. 35.

Стер Елисаветский,
научный сотрудник Центра, профессор



З архівів

Холокост еврейских общин Крыма в документах ГААРК

В ходе Второй мировой войны Крымский полуостров был одним из регионов, борьба за который приняла особенно ожесточенный характер. Причиной тому было его военно-политическое и стратегическое значение. Овладение полуостровом позволило бы немецко-фашистскому командованию получить контроль над значительной частью Черного и Азовского морей, открыть прямой путь на Кавказ. Кроме того, во взглядах нацистского руководства на судьбу завоеванных территорий Крым занимал особое место. Так, на совещании в ставке 16 июля 1941 г. Гитлер заявил: “Крым должен быть освобожден от всех чужаков и заселен немцами”. 9 июня 1942 г. на совещании начальников СС и полиции Гиммлер заявил, что война не имела бы смысла, если бы после нее, в частности, Крым не был в течение 20 лет полностью колонизован немцами.

Несмотря на то, что первоначально Гитлер принял решение о создании генерального округа Таврия, который входил бы в состав Рейхскомиссариата Украина, фактически власть в период оккупации находилась в руках немецкого военного командования. Все эти факторы обусловили проведение в Крыму особенно жесткой оккупационной политики по отношению к мирному населению.

В соответствии с реализуемой на захваченных территориях политикой “окончательного решения еврейского вопроса”, в рамках “нового порядка” евреям не было места и в Крыму. Судьба ашкеназской части еврейской общины была предопределена. Однако у немецкого командования возник вопрос о “расовой” принадлежности крымчаков – иудейской субэтнической группы, с которой нацисты не сталкивались за пределами Крыма. Спустя некоторое время, в декабре 1941 года, после запроса в Берлин командующим айнзацгруппы “D” оберфюрером СС Отто Олендорфом были получены разъяснения, что крымчаки являются евреями, которые говорят на татарском языке и состоят в смешанных браках с окружающим населением [1].

Так как Крым оставался в зоне боевых действий, уничтожение евреев здесь проводилось быстрыми темпами. Военная администрация потребовала от айнзацгруппы ускорить уничтожение еврейского населения [2]. Осуществлялось оно, в основном, силами и ресурсами приданной 11-й армии айнзацгруппы “D”, из пяти подразделений которой в Крыму находились айнзацкоманда 11а и айнзацкоманда 11б, а также зондеркоманда 10б [3].

Государственный архив Автономной Республики Крым содержит ряд фондов с документами, проливающими свет на события Холокоста на Крымском полуострове.

Прежде всего, это фонд “Крымская Республиканская чрезвычайная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям КрАССР” (фонд Р-1289, 120 дел). Крымская комиссия была образована на основании указа Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 г., начала свою деятельность 5 июня 1944 г., а ликвидирована в мае 1945 г. В городах и районах Крыма были образованы отделения комиссии – всего 25. Члены комиссии были заняты, среди прочего, составлением списков жертв оккупационного режима с указанием национальности погибших, списков оккупантов и коллаборационистов, несших ответственность за преступления, а также оформлением актов на основе свидетельских показаний, вскрытия захоронений. Интересующие нас дела сгруппированы по территориальному признаку – это дела Симферопольской, Севастопольской, Феодосийской, Керченской, Евпаторийской, Ялтинской городских комиссий, и дела районных комиссий: Симферопольской, Карасубазарской, Зуйской, Ичкинской, Евпаторийской, Алуштинской, Маяк-Салынской, Судакской, Лариндорфской, Фрайдорфской, Колайской, Красноперекопской, Сейтлерской, Биюк-Онларской, Балаклавской, Ленинской, Ак-Шеихской, Тельманской и Джанкойской. Документы из этого фонда обладают рядом особенностей.

Акты районных комиссий, составленные в 1944 году, содержат далеко не полные сведения о деяниях нацистов в районах. Зачастую сведения по многим селам и деревням отсутствуют потому, что многие населенные пункты были уничтожены оккупантами за связь с партизанами, многие обезлюдели, и в них некому было свидетельствовать о событиях Холокоста. Кроме того, в бывших еврейских национальных районах в степной части Крыма оставшихся в оккупации евреев-колхозников уничтожали как на местах, так и собирая их с различных участков в районных центрах, поэтому установить их фамилии не представлялось возможным. В городах же составление полных списков также было нереальным, так как уничтожены или угнаны в Германию были жильцы целых дворов; домовые книги не сохранились, не осталось родственников и знакомых, которые могли бы сообщить комиссии данные о погибших. Так, по показаниям очевидцев и по заключению комиссии в Евпатории были уничтожены все крымчаки, а в списке жертв значится лишь один. По заключению Севастопольской городской комиссии, там было уничтожено 4200 евреев, а в списках удалось зафиксировать лишь 45 имен. В силу вышеперечисленных обстоятельств члены комиссии внесли в список лишь 4921 еврея и крымчака, погибшего от рук нацистов и их пособников. Как писала Г.Н. Губенко, проводившая эти подсчеты в 1991 г., данное число составляет, по-видимому, не более 14,5% погибших на полуострове евреев [4]. По подсчетам авторов сборника “Крым в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.”, сделанным на основе этих же документов, количество жертв среди евреев и крымчаков – 4200 [5].

Необходимо еще одно замечание. Во время работы комиссии многие очевидцы давали свидетельские показания о расправах нацистов с евреями. Однако, когда на основе этих показаний членами комиссии составлялись акты, в отдельных случаях вместо сведений о национальности убитых вводились формулировки типа “мирные граждане” и т.п. Это порой затрудняет работу с документами комиссии, заставляя гадать о национальной принадлежности жертв нацизма и мотивах уничтожения [6].

Как ни странно, уничтожение самой многочисленной еврейской общины полуострова в центральном городе Крыма – Симферополе (по различным оценкам – от 12000 до 14000 человек) было документировано комиссией очень скудно, значительно менее обстоятельно, чем это делали в актах других городов и сел. Все, что может дать акт Симферопольской комиссии по этому вопросу, сводится к фразе: “…Симферополь пережил страшный еврейский погром, фашистские палачи гнали людей к сборным пунктам, как стадо животных, несмотря на душераздирающие крики, а потом вывозили несчастных к противотанковым рвам, и там их расстреливали” [7].

Рассмотрим наиболее информативные дела, содержащие сведения об обстоятельствах Холокоста в различных городах и селах полуострова.

Керчь (ф. Р-1289, оп.1, д.2). После вступления оккупантов в Керчь приказом от 24 ноября 1941 г. всех евреев обязали зарегистрироваться в трехдневный срок в помещениях гестапо и городской управы, а также носить шестиконечные звезды. 28 ноября евреев обязали на следующий день явиться на Сенную площадь, имея запас продовольствия на три дня. Собрались, по воспоминаниям свидетелей, около 7000 человек всех возрастов. Всех их отправили в городскую тюрьму. В течение нескольких дней все евреи были расстреляны у противотанкового рва близ поселка Багерово в 4-х километрах от Керчи. В акте Керченской городской комиссии значится: “Как видно из документов, захваченных частями Красной армии (во время высадки десанта 30 декабря 1941 г. – М.Т.) в помещениях керченского гестапо и городской управы, фашисты готовили убийство новых тысяч неповинных людей. По плану гестапо 3 января 1942 г. должны были быть уничтожены еще несколько тысяч человек. Уничтожению подлежали крымчаки” [8]. Вместе с тем, в документах Керченской комиссии никак не отражен факт уничтожения крымчаков, имевший место в июне 1942 г., после вторичной оккупации Керчи.

Феодосия (ф. Р-1289, оп.1, д.3). Из акта Феодосийской городской комиссии и свидетельских показаний явствует, что здесь уничтожение евреев проводилось по той же схеме, что и в Керчи, и в других городах Крыма: 3 ноября 1941 г. Феодосия была оккупирована, 11 ноября появился приказ, обязавший евреев явиться 13 ноября на регистрацию и носить шестиконечную звезду. 27 ноября был расклеен приказ об обязательной явке 1 декабря на Сенную площадь. Из свидетельских показаний узнаем, что собравшиеся евреи, около 2000 человек, были расстреляны у противотанкового рва в районе завода “Механик” [9]. Двенадцатью днями позже такая же участь постигла феодосийских крымчаков.

В такой же последовательности проходила расправа над евреями в Севастополе (ф. Р-1289, оп.1, д.1а). После прихода в город немцев всем евреям 6 июля 1942 г. было приказано надеть шестиконечные звезды и явиться в Еврейский комитет по ул. Херсонской – на городской стадион, имея с собой трехдневный запас продуктов. Оттуда их отправили в тюрьму. Через два-три дня, по воспоминаниям священника Бориса Пекарчука (входившего в состав Севастопольской городской комиссии), комендант тюрьмы приказал каждому записать свой адрес на отдельной бумажке и к ней привязать ключ от своей квартиры. Затем, по воспоминаниям свидетелей, хранившихся в этом же деле, евреев вывозили партиями и расстреливали – 1500 человек на 4-м километре Балаклавского шоссе у противотанкового рва, остальных – в деревне Старые Шули Балаклавского района и деревне Балтачекрак под Бахчисараем [10].

В Ялте (ф. Р-1289, оп.1, д.4) процесс ликвидации еврейской общины имел свои особенности. В деле Ялтинской городской комиссии содержатся сведения о том, как, оккупировав город и приказав евреям надеть шестиконечные звезды, власти создали Еврейский комитет на углу улиц Аутской и Морской, который, как следует из свидетельских показаний, немецкое командование и шеф СД Ялты фон де Рэке использовали для выколачивания денег и материальных ценностей из ялтинской общины, и для выполнения ее силами грязных работ. Затем, как следует из актов комиссии и протоколов опросов свидетелей, в конце ноября по городу был расклеен новый приказ, “предлагавший” всем евреям переселиться до 5 декабря в помещения бывших Массандровских казарм. Здесь было собрано около 1500 человек. В течение примерно двух недель в этом гетто, созданном оккупантами вопреки их обыкновению уничтожать евреев в Крыму без предварительного переселения, у людей изъяли ценности, продовольствие, издевались над ними. 17 декабря всех работоспособных мужчин вывели из гетто по направлению к Никитскому Ботаническому саду, к виноградникам Массандры, где заставили выкопать на дне балки две глубокие траншеи, и расстреляли. Рано утром 18 декабря вывезли и расстреляли там же остальных мужчин и стариков, женщин, детей [11].

(Продолжение следует)

1. Green, Warren P. The Fate of the Crimean Jewish Communities: Ashkenazim, Krimchaks and Karaimes. – Jewish Social Studies 46, 2 (1984), p.172.
2. По свидетельству О. Олендорфа на Нюрнбергском процессе, “в Симферополе со стороны армии айнзацкомандам было дано распоряжение ускорить ликвидацию, так как в этой области свирепствовал голод и не хватало жилья”. – Berenbaum, M. Witness to the Holocaust. New York: Harper Collins. 1997. p. 124.
3. The Einsatzgruppen Reports. Selections from the Dispatches of the Nazi Death Squads’ Campaign Against the Jews. – New York: Holocaust Library, 1989. – P.XII. См. также: Круглов А.И. Уничтожение еврейского населения в Крыму в 1941-1942 годах // Вестник Еврейского университета в Москве, №15 (1997). – С. 216.
4. Губенко Г.Н. Книга Печали. – Симферополь: Редотдел Крымского управления по печати, 1991. – С. 54.
5. Крым в Великой Отечественной войне 1941–1945. – Симферополь: Таврия, 1994. – С. 70, 71.
6. Например, в акте Колайской районной комиссии по установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков речь идет об уничтожении в феврале 1942 г. в пос. Майфельд более тысячи мирных советских граждан – стариков, женщин и детей (ГААРК, ф. Р-1289, оп.1, д.12, л.57). Поскольку это место было одним из еврейских сельскохозяйственных поселков, становится очевидным, что это были евреи.
7. ГААРК, ф. Р-1289, оп.1, д.1, л.23.
8. ГААРК, ф. Р-1289, оп.1, д.2, л.14.
9. ГААРК, ф. Р-1289, оп.1, д.3, л.32.
10. ГААРК, ф. Р-1289, оп.1, д.1а, л.4.
11.ГААРК, ф. Р-1289, оп.1, д.4, л.97.

Михаил Тяглый,
историк (Симферополь)


1 2 3 4

Up