Новини
Наші партнери
Тематичні сайти
Про нас
 
ЗМІСТ

 Журнал № 1(2), 2007
- титульна сторінка;   зміст
 Журнал №1, 2005
 - зміст  [закачати]
 Випуск №1
 - зміст  [закачати]
 Випуск №2
 - зміст  [закачати]
 Випуск №3
 - зміст  [закачати]
 Випуск №4
 - зміст  [закачати]
 Випуск №5
 - зміст  [закачати]
 Випуск №6
 - зміст  [закачати]
 Випуск №7
 - зміст  [закачати]
 Випуск №8
 - зміст  [закачати]
 Випуск №9
 - зміст  [закачати]
 Випуск №10
 - зміст  [закачати]
 Випуск №11
 - зміст  [закачати]


Rated by PING
META - украинская поисковая система
Rambler's Top100
статистика

БЮЛЕТЕНЬ "ГОЛОКОСТ І СУЧАСНІСТЬ"

 

“ГОЛОКОСТ І СУЧАСНІСТЬ” № 6

ПЕРВЫЕ СЕМИНАРЫ ПО ИСТОРИИ ХОЛОКОСТА В
АРМЕНИИ И ГРУЗИИ

29 октября – 3 ноября 2002 года в Ереване и Тбилиси Евро-Азиатский еврейский конгресс при содействии Украинского центра изучения истории Холокоста провел два научно-методических семинара по истории Холокоста для учителей истории армянских и грузинских школ. Из Украины были приглашены читать лекции доцент Киево-Могилянской академии кандидат философских наук Татьяна Чайка, методист Евро-Азиатского еврейского конгресса Светлана Кандеева и директор Центра, кандидат исторических наук Анатолий Подольский.

Евро-Азиатский еврейский конгресс начал большой просветительский проект “Толерантность – уроки Холокоста”, целью которого является изучение и преподавание истории межнациональных конфликтов, межэтнической нетолерантности на примере судьбы еврейского народа в годы нацизма и Второй мировой войны. Возможно, благодаря таким семинарам на постсоветском пространстве станет больше понимания и терпимости к иным народам, иным культурам, к инакомыслящим. Хочется верить, что такие семинары будут содействовать предотвращению геноцидов в будущем. По замыслу создателей проекта такие семинары будут проведены, кроме Армении и Грузии, еще и в Казахстане, Молдове и Беларуси, может быть даже в Монголии! Конгресс все-таки Евро-Азиатский… Следует отметить, что первые семинары в Закавказье были очень интересными, важными и неоднозначными.

Прежде всего, хотелось бы подчеркнуть общие, безусловно, позитивные черты семинаров в Ереване и Тбилиси. Во-первых, это радушное, открытое гостеприимство хозяев, несмотря на тяжелое экономическое и политическое положение этих бывших цветущих республик СССР, а ныне суверенных государств Закавказья (Армения фактически находится в блокаде из-за политики Турции и Азербайджана и очень напряженных отношений с Грузией; Грузия, в свою очередь, обременена абхазской и чеченской проблемами и негативной позицией России; в обеих странах сегодня заработная плата учителя истории не превышает 15 долларов). А также особый, искренний пиетет, уважение и даже преклонение перед украинскими коллегами! Таким отношением мы не избалованы, когда выезжаем на конференции в США, Европу, Израиль. И, в свою очередь, такое отношение, на наш взгляд, связано еще и с тем, что наши армянские и грузинские коллеги не избалованы академическими конференциями и учебно-методическими семинарами по проблемам еврейской истории, межэтнических отношений, истории Второй мировой войны. Во-вторых, в ходе семинаров очевидным оказался факт достаточно глубокого знания нашими ереванскими и тбилисскими коллегами истории еврейского народа (особенно библейского и эллинистического периодов), а также истории Холокоста, искреннее понимание и сопереживание трагедии еврейского народа. Еще примечательный, общий для обоих семинаров факт – понимание (пока еще) русского языка, однако очевидные трудности ведения дискуссии и заполнение анкет на этом языке (особенно у молодого поколения наших коллег).

Безусловно, были и различия в восприятии проблем толерантности и истории Холокоста. И это совершенно нормально – не может быть “единодушного мнения” по таким неоднозначным вопросам. Наши армянские коллеги, например, на протяжении всего семинара проводили параллели Геноцида армян 1915 года и Холокоста. Геноцид армян в Османской империи во время Первой мировой войны очень важная и болезненная тема для современной Армении, для историков, политологов, философов, учителей. Тревожит и возмущает наших коллег, что до сих пор Геноцид армян не признан миром. Действительно, эта одна из трагедий европейской и мировой истории начала ХХ века еще до сих пор не классифицируется как геноцид многими государствами, а не только Турцией.

Уроки по истории Второй мировой войны в армянских школах начинаются очень часто с цитирования слов А.Гитлера: “Кто сегодня помнит уничтожение армян?” Неосуждение геноцида приводит к новым убийствам. Интересно, что на семинаре в Ереване прозвучали доклады о Голодоморе (Романия Явир, Украинское общество Армении), о Геноциде курдов (Владимир Чатоев, глава Совета Национальностей Армении), о трагической судьбе ассирийцев (Анаит Хосроева – аспирантка Института истории НАН Республики Армения).

Курд, Владимир Чатоев, глава Совета национальностей Армении, приветствовал семинар словами: “Армянский народ должен знать боль и других народов” и предложил ввести в школьные и университетские программы Армении курс “Геноцид народов”. Еще он подчеркнул: “Армяне могут гордиться, что не проливали кровь других народов!” Межнациональные отношения, пожалуй, сегодня один из самых неоднозначных и острых вопросов современной истории, особенно на постсоветском пространстве. Толерантность - проблема сложная. Армяне во время семинара проявляли одновременно доброжелательность и нетерпимость, когда речь шла о Турции. Один из наших коллег в эмоциональном запале сказал: “Все народы обагрены кровью!” Семинар проходил напряженно и очень эмоционально, что только подтверждало актуальность осмысления межэтнических проблем.

Сегодня в армянских школах вводится новый предмет “Умение жизни” – главное содержание, которого, по оценке учителей, учиться уважать другое мнение. Армяне отметили 1700-летие принятия христианства Арменией и гордятся фактом толерантного отношения между армянами и евреями на протяжении совместной истории. Жаль только, что сегодня еврейская община этой страны насчитывает 800 человек.

На семинаре в Тбилиси мы также встретили радушный прием и заинтересованное отношение к проблемам истории Холокоста и, эмоциональное, профессиональное обсуждение проблематики семинара. Грузия недавно отметила 26 веков совместного проживания грузин и евреев на грузинской земле. И грузины (как и армяне, но в значительно большей мере) гордятся тем, что не было противостояния (как, например, в других частях Российской империи) между двумя народами на грузинской земле. Профессор Тбилисского университета доктор исторических наук Гурам Лорткипанидзе в своей лекции “Из истории евреев Грузии: “Обращение Картли” и первые еврейские поселения в Грузии” подчеркнул толерантность в грузино-еврейских отношениях на протяжении веков.

Что касается истории Холокоста и ее восприятия нашими грузинскими коллегами, то, в отличии от семинара в Армении, не проводилось никаких параллелей с другими геноцидами и не предлагалось общих школьных и университетских курсов, а принята была идея введения отдельного спецкурса “История Холокоста”. В Тбилисском университете сегодня существует кафедра иудаики (чего нет, к сожалению, до сих пор в Киевском национальном университете) и студенты читают документы о Холокосте не только на русском, немецком, английском, но и на иврите! В конце семинара во время дискуссий наша коллега - историк, директор грузинской школы из Кутаиси, сказала, что после увиденного ею в Гаграх в 1998 году, когда абхазцы и чеченцы убивали грузин, она уже никогда не сможет сопереживать чеченскому народу… На наш взгляд, проблема состоит в том, что толерантность, т.е. понимание и приятие культурного и исторического наследия другого народа, а не просто терпимость, не может быть привита решением Совета Европы, или даже такими открытыми и содержательными семинарами. Личный опыт (к сожалению, часто негативный) иногда делает невозможным сопереживание или сочувствие к другому. Но мы должны переступать через свою нетерпимость, другого пути у человечества, наверное, нет…

Д-р Анатолий Подольский

 

ТЕРОР

Читачеві нашого Бюлетеня зрозуміло, що ми намагаємося не втручатися в політичні події. Але те, що відбулося в Москві наприкінці жовтня - подія не політична. Кількість загиблих від отруєння газом людей викликає в нас неприємні асоціації. Саме асоціації - жодних порівнянь. Крім того, до нас звернулися деякі колеги із запитанням стосовно участі Центру вивчення Голокосту в Данії до проведення Конгресу чеченського народу в Копенгагені. До того ж війна з терором, оголошена США та НАТО, розширює свої межі і з вуст багатьох уже можна почути про “ісламську загрозу”. Знову - не порівнюючи, це словосполучення викликає асоціацію з “єврейською загрозою”. Тому ми не можемо промовчати. “Лошн из лебен, швагн из тойт” - “Мовлення - це життя, мовчання - це смерть” - згідно з їдишистським прислів”ям.

По-перше, сподіваємося, що навіть пострадянському суспільству зрозуміло – центри, в яких є назва “Голокост”, бувають різні і не несуть ані наукової, ані юридичної відповідальності за дії і погляди інших, навіть, можливо, й подібних інституцій.

По-друге, вважаємо, є зрозумілим, що нищення чеченського мирного населення не має жодного стосунку до боротьби з терористами. Це нищення більше нагадує геноцид. Рік тому у вашингтонському Музеї Голокосту було оголошено, що чеченська нація знаходиться у стані вимирання. Це рішення прийняли в місці, “яке жодним чином не можна підозрювати у нахилі до ісламізму”, як пише Андре Глюксман в газеті “El Pais”. І чеченці - не терористи мають право збиратися де завгодно і обговорювати власні пекучі проблеми. Шкода, до речі, що ми не знаємо, що саме вони говорили в Копенгагені, шкода, що ми маємо надто мало інформації як про події в Чечні, так і про захоплення заручників у центрі Москви.

По-третє, вважаємо, що розмови стосовно “ісламської загрози”, “ісламського терору”, “ісламського світу” є цілковито несерйозними. Іслам є надто широкою релігією, аби припасовувати його до дій С.Хусейна (між іншим, голови партії соціалістичного напряму, принаймні у назві), Я.Арафата (який одружений з християнкою і довго очолював рух за, знов-таки, - “соціалістичну Палестину”) чи чеченських муджахедів (ті з них, кому за тридцять, теж пройшли відому ідеологічну обробку). Ми знаємо про Праведників народів світу й серед кримських татар, і боснійців, і албанців, і турків. Неможливо ототожнювати народи і окремих злочинців. Це вже робили нацисти.

Зрозуміло, що виправдовувати дії терористів тим більш неможливо. Ми маємо родичів і друзів в Ізраїлі, Росії, США. Вбивати людей, і що важить - не солдатів, а жінок і дітей, підло й мерзенно. Але намагатися зрозуміти, чому вони так діють - надто важливо навіть задля того, аби передбачити і не довести до сотень жертв. Інакше тоді “боротьба із терором” перетворюється на привід до вбивства. Як колись “боротьба за мир” перетворилася в килимові бомбування Афганістану. Інакше ми знову дегуманізуємо і створюємо образ ворога, який, що вірогідно, є зовсім іншим (і образ, і ворог). І тоді не маємо права дивуватися, коли іноді змішують в одну купу юдаїзм, сіонізм, Голокост (пишучи це слово з маленької літери і маючи на увазі Голодомор, геноциди сталінщини, чи, навіть, сучасні економічні проблеми), масонів або й український націоналізм (згадаймо книжки радянських часів – “Союз тризуба і зірки Давида”!).

На жаль, психологічно людство мало змінюється під впливом історичних знань. Маса, чи натовп на загал не має історичної пам”яті. Тим важливіша позиція інтелектуалів, які є відповідальними за дії своїх народів. Саме тому ми сподіваємося, що уважне вивчення, осмислення, співчуття, пережиття трагедії Голокосту серцем, як приклад безпрецедентної нетолерантності у Європі, може зупинити людей від повторення подібних “експериментів” і може утримати їх від безжалісних дій. Ми не вважаємо, що “жалість принижує”.

Можливо, наші надії марні. Але ми мусимо робити свою справу. І “если перед тобой встанет ангел” - нам буде чим виправдатися перед ним.

Артур Фредекінд

 

ПЕРШИЙ КРУГЛИЙ СТІЛ ЦЕНТРУ: “ЄАК І ПРОБЛЕМИ ГОЛОКОСТУ”

10 листопада 2002 року Український центр вивчення історії Голокосту провів круглий стіл: “Єврейський Антифашистський Комітет і проблеми Голокосту” в Інституті політичних і етнонаціональних досліджень НАН України. До круглого столу були запрошені філософи, культурологи, політологи та історики з різних інститутів та наукових установ міста Києва.

Практично, це був перший широкий науковий захід Українського центру в м. Києві. Учасники обговорили проблеми антисемітизму сталінського режиму та проблеми Голокосту. Як відомо, частина істориків вважає репресії проти членів ЄАК кампанію проти космополітів - передумовами депортації євреїв СРСР. І таким чином, фактично, продовженням Голокосту. Інша точка зору полягає в тому, що депортації не відбулося та й не готувалося, а антисемітизм сталінського тоталітаризму суттєво відрізняється від нацистського, передусім своєю латентністю. Висловлено цікаві тези. Наприклад, к.і.н. А.Подольський вважає, що сталінський режим дратувало те, що євреї ставали справді євреями - почали відвідувати синагогу, активно підтримувати державу Ізраїль, протистояти антисемітизмові. Доктор історичних наук, зав.відділом етнополітології інституту О.Майборода у своєму виступі зазначив, що тоталітаризму потрібен ворог і він вигадує останнього під будь-яким приводом. Ознакою будь-якого тотального режиму є ксенофобія. О.Майборода пов”язав тодішні події з сьогоденням. Він вважає, що в Росії відбувається “рефашизація”, особливо на тлі ісламофобії. Наукові співробітники центру Ю.Смілянська та А.Фредекінд гадають, що історію ЄАК потрібно вивчати в контексті Голокосту, принаймні до кінця Другої світової війни. Цілком очевидним є те, що С.Міхоелс у 1943 році робив доповідь про нищення євреїв на окупованих нацистами територіях, нацистська пропаганда використовувала поїздки членів ЄАКу до США задля свого тезису “об”єднання жидо-більшовизму та жидо-плутократії”. Вельми цікавим був виступ В.Нахмановича (Євро-Азійський Єврейський Конгрес), який висловив тезу про занадту перейманість проблематикою Голокосту серед єврейської громади. К.і.н. О. Заремба (зав. відділом єврейської історії і культури інституту) запропонував більше вивчати творчість самих розстріляних письменників. Відбулася полеміка між старшим науковим співробітником, к.і.н. В.Гриневичем і культурологом В.Скуратівським. В.Гриневич зазначив, що потрібно розглядати репресії проти ЄАК як загальну кампанію проти національних меншин у СРСР. Натомість В.Скуратівський наполягав на неможливості уніфікації, тому що їдишистська література, по суті, була репресована повністю, а якщо порівнювати з репресіями проти українських письменників на той час, то вони були не такими значними. В дискусії взяли участь історик М.Кальницький, філософ Р.Ленчовський, доктор Ф.Левітас (Міжнародний Соломонів університет), доктор філософських наук В.Малахов, Л.Фінберг (директор Інституту Юдаїки).

Сподіваємося, що подібні наукові круглі столи будуть проходити й надалі.

Редакція

 

Уважаемые читатели!

Мы начинаем серию публикаций выступлений и докладов, которые прозвучали на круглом столе: “Еврейский Антифашистский Комитет и проблемы Холокоста”. Безусловно, в этих выступлениях прозвучали совершенно различные (иногда противоположные) мнения по тематике круглого стола. Это для нас представляется очень важным и ценным, ибо способствует продвижению на пути осмысления истории Холокоста. Вполне понятным также является и тот факт, что мы не всегда и не во всем согласны с нашими коллегами. В этом смысле не является исключением и доклад В.Нахмановича. Так как мы публикуем этот материал, то решили высказать и свою позицию по проблеме, поднятой В.Нахмановичем, думаем, она будет небезинтересна читателю.

Автор в своем материале, на наш взгляд, в целом достаточно реально описывает и пытается анализировать ситуацию, сложившуюся в области исследования и преподавания истории Холокоста в Украине. Однако, по нашему мнению, допускает некоторые серьезные неточности, о которых мы не можем не написать. В сегодняшней украинской историографии и в студиях по иудаике не используется термин “холокостоведение”. И даже его написание автором в кавычках мы считаем не совсем возможным с точки зрения научной корректности. Также важно отметить, что научные издания по иудаике, упоминаемые автором в докладе, имеют несколько другие названия, что существенно меняет смысл. Так, например, энциклопедия, которая готовится к публикации Институтом иудаики, называется “Украинское еврейство”, а не “Евреи в Украине”, как пишет В.Нахманович, а значит концепция, спектр и содержание такой энциклопедии, очевидно, носит иной характер. И еще, конечно, автору известно, что так называемая “Энциклопедия Холокоста”, изданная Еврейским Советом Украины, мягко говоря, не отвечает критериям энциклопедии, а является статистическим справочным изданием, подготовленным доктором А.Кругловым.

Относительно тезиса об уникальности Катастрофы, которому автор противопоставляет тезис об обычности тотальных геноцидов по этническому признаку в XX столетии, приводя в пример Геноцид армян. Как известно, Геноцид армян осуществлялся турками в основном по религиозному принципу. По-поводу Голодомора – там был подход уничтожения сельского населения, которое было далеко не однородным по своему этническому составу. Хотя, разумеется, в большинстве это были украинцы. Проблема тут только в том, что на изучение и преподавание Холокоста найти средства легче, чем на изучение и преподавание Голодомора. К сожалению, ни государство Украина, ни украинская диаспора до сих пор не могут создать материальной заинтересованности для специалистов. По поводу тезисов В.Нахмановича об оторванности науки от религии можем заметить, что в мире существуют сотни институтов (как католических, православных так и протестантских), где работают тысячи светских ученых, изучающих теологию. Христианская наука, методы ее познания - достаточно высокого уровня и насчитывают столетия. Наконец, наиболее важные замечания, касаются проблем научного исследования и осмысления проблематики Холокоста в современной Украине. Мы считаем, что историческая или гуманитарная наука в целом совершенно не должна и не может предлагать “научные основы для формирования массового взгляда” на Холокост. Попытки интерпретации и осмысления Холокоста в современном мире различны, и в этом нет ничего предосудительного. Человек пытается понять истоки Катастрофы. В этом смысле мы должны попробовать войти в европейский, и, в мировой дискурс по проблемам Холокоста, а не создавать новые штампы, стереотипы, мифологемы. К сожалению, эти штампы невольно или намеренно создаются. Автор прав, когда пишет, что в результе этого процесса появляется равнодушная еврейская молодежь, приходящая в Бабий Яр для того, чтобы отметиться. Но автор категорически не прав, утверждая, что в Украине делаются попытки (путем учебных семинаров в том числе), “вменить ответственность за участие в Холокосте всему народу”. Кроме ненаучных высказываний Ю.Ляховицкого, мы не встречались с подобными попытками даже по отношению к немецкому народу. Таким образом, нужно осмыслить методологию преподавания истории Холокоста в сегодняшней Украине. Это важная задача. И в заключение - повышенный интерес к истории Холокоста в Украине и студий по этой проблематике связан не только с возможностью получения зарубежных грантов и ущербностью украинской иудаики (хотя, сегодня имеется дефицит профессиональных исследований в области еврейской истории, тут В.Нахманович прав). Этот интерес также вызван впервые появившейся возможностью, объективного изучения и осмысления истории Холокоста в Украине.

Д-р Анатолий Подольский

 

Рефлексії

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ УКРАИНСКОГО
“ХОЛОКОСТОВЕДЕНИЯ”

Сегодняшний день явственно демонстрирует те успехи, которые сделало за время, прошедшее с начала перестройки, наше “холокостоведение” в широком смысле этого термина. Потому что история послевоенного антисемитизма в СССР, кульминацией которого стало уничтожение Еврейского Антифашистского Комитета, а должно было стать выселение на Дальний Восток, очевидно, рассматривается в общем контексте глобальной трагедии еврейского народа в середине XX века.

Итак, наше “холокостоведение” прошло весь путь становления от публикации в еврейских газетах отдельных воспоминаний до создания специализированного научного учреждения — Украинского Центра изучения Холокоста. Идет систематический сбор и публикация документов, проводятся регулярные семинары и конференции, читаются учебные курсы, защищаются диссертации. Единственный доктор исторических наук, защитившийся по специальности “иудаика”, является специалистом именно по “холокостоведению”.

И вот с этого пункта хочется сделать резкий поворот и перейти от достижений к проблемам. Проблемы две и они, к сожалению, носят глобальный характер.

Во-первых, если мы бросим взгляд на нашу иудаику в целом, то увидим, что “холокостоведение” высится на ней этаким Монбланом, вокруг которого голая степь с редкими кустиками и пригорками. Очень остро это проявляется во время попытки создания энциклопедии “Евреи в Украине”, предпринятой в Институте иудаики. Все проблемы, с которыми сталкивается редколлегия, вызваны катастрофическим дефицитом профессиональных исследователей и, соответственно, исследований именно по еврейской истории. Большая часть статей, не носящих откровенно любительский характер, написана специалистами по истории Украины, средневековья, новой и новейшей истории в целом, для которых еврейская тема является побочной. Это сказывается как на глубине проработки материала, так и на концептуальных подходах авторов. Судя по всему, с той же проблемой столкнулись авторы Энциклопедии, издаваемой Еврейским Советом Украины. Выпущенный ими первый том посвящен как раз Холокосту.

Почему так происходит, понятно всем. При отсутствии систематического финансирования академической науки, выживают только те ее направления, которые могут рассчитывать на широкий общественный интерес и, как следствие, на зарубежные гранты. Такой исключительный интерес к Холокосту, на мой взгляд, продиктован глобальной ущербностью сегодняшнего еврейского мира и, в частности, украинской общины. В нем тон задают ассимилированные евреи, для которых их “еврейскость” продиктована чисто внешними причинами: они евреи лишь постольку, поскольку им об этом напоминают, поскольку существовал и существует антисемитизм. Естественно, что Холокост, как абсолютное проявление антисемитизма, вызывает их повышенный, если не сказать болезненный, интерес. Равно интерес этих людей к судьбе ЕАК вызван именно трагической судьбой его деятелей, а не тем, что было сделано ими при жизни.

И здесь мы переходим ко второй проблеме, уже не научной, а общественно-политической. Видимая общественная заинтересованность проблемами Холокоста выражается сегодня в двух, равно уродливых формах. С одной стороны, у учащейся молодежи почитание Холокоста превратилось в формальный ритуал, сродни с советским, за которым не стоит никакого чувства и который надо просто отбывать как повинность. С другой стороны, у старшего поколения возможность открыто говорить о Холокосте выливается в стремление к некоему реваншу, к глобальной мести всем и всяческим антисемитам. В этой ситуации все мемориальные акции превращаются в демонстрацию своей силы на фоне смакования трагедии. Апогеем этих двух течений стал проект строительства общинного центра “Наследие” в Бабьем Яру, который одновременно демонстрирует полное равнодушие к памяти погибших и стремление морально отомстить наследникам убийц.

В этой ситуации перед “холокостоведением” встает очень сложная задача. С одной стороны, оказавшись флагманом отечественной иудаики, оно должно взять на себя и роль буксира, который бы эту иудаику вытащил из болота. Иными словами, “холокостоведению” невозможно ограничиться собственно своими тематическими рамками. Оно должно предложить новые методологические и историко-философские подходы, которые бы стали базой для дальнейшего развития других отраслей истории.

С другой стороны, учитывая важнейшее общественное значение этой темы, “холокостоведение” должно ответственно предложить научные основы для формирования массового взгляда на столь болезненный предмет, взгляда, который бы способствовал становлению самосознания еврейской общины, равно самодостаточного и толерантного.

К сожалению, приходится констатировать, что сегодня “холокостоведение” не справляется с этой задачей. Отказавшись вместе со всей исторической наукой от марксистского подхода к проблематике, оно пока не предложило никакого другого и ограничивается накоплением фактов. Те же немногие общие положения, которые при этом выдвигаются, оказываются неубедительными в предлагаемой философской системе.

Речь идет прежде всего о тезисе об уникальности Холокоста в мировой истории. Можно говорить об уникальности Холокоста для еврейской истории. Впервые после Амана была поставлена задача и (в отличие от Амана) предпринята попытка полного уничтожения еврейского народа. Но для мировой истории XX века тотальные геноциды по чисто этническому признаку не являются ничем необычным. Наиболее ярким и известным примером является геноцид армян. А то, что происходило и происходит сегодня в Африке, еще ждет своих историков.

Об уникальности Холокоста можно говорить только в контексте общей уникальности исторической судьбы еврейского народа. Однако эта уникальность имеет смысл только для религиозного мировосприятия, которого наша историческая наука по-прежнему боится как огня. Только приняв религиозный взгляд иудаизма на еврейский народ, можно понять, какую огромную опасность для судьбы всего человечества несла с собой попытка его уничтожения. Речь идет, разумеется, не о примитивном понимании избранности, как показателя некоего высшего качества. Речь идет об избранности народа, удостоенного высшего знания о мире и несущего исключительную ответственность за его существование.

И здесь следует перейти ко второй проблеме нашего “холокостоведения”, носящей уже общественно-политический характер. Речь идет о т.н. “уроках Холокоста”. К сожалению, эти уроки в рамках упомянутого выше реваншистского подхода превратились в рассказ о том, кто и как евреев убивал и как нехорошо так поступать. Хотя это прямо и не говорится, но предполагается, что украинцы, например, после этих уроков осудят своих коллаборационистов и покаются перед евреями по примеру немцев.

Такой подход вызывает негативную реакцию двоякого характера. Во-первых, в ситуации, когда те же украинцы имели в XX веке свой геноцид — Голодомор, их, естественно, раздражает, что почему-то только Холокост оказался в столь “привилегированном” положении. Во-вторых, попытка вменить ответственность за участие в Холокосте всему народу вызывает не раскаяние, а лишь ответную попытку вменить всем евреям ответственность за “художества” сталинского режима.

Продуктивным в данном случае, на мой взгляд, является опять же подход, основанный на традиционном иудейском мировосприятии, который налагает ответственность за все катастрофы на сам еврейский народ. В этой ситуации для евреев, фактически, не имеет значения, кто их уничтожал — все они были лишь “рукой Б-жьей”. Гораздо важнее, что в предыдущем поведение евреев привело к такой трагедии и что надо делать, чтобы она не повторилась.

При таком подходе проблемой самих немцев или украинцев или кого угодно другого будет определить степень своей вины или невиновности в Холокосте. Потому что это будет их виновность или невиновность не перед евреями, а перед Вс-вышним, и будет определять их собственную дальнейшую судьбу.

Принципиальным отличием такого подхода является то, что каждый обвиняет сам себя, а не другого и, следовательно, думает о собственном исправлении. Это всегда гораздо продуктивнее для установления нормальных межнациональных отношений в обществе.

Как видно, новый подход к “холокостоведению” предполагает подведение под него философской базы иудаизма. Это, на первый взгляд, априори неприемлемо для представителей нашей академической науки. Причины этого нужно искать в ее корнях.

Западная академическая атеистическая наука возникла в середине XVII века как компромиссный итог многовекового конфликта между католической Церковью и гностическим бунтом. В рамках этого компромисса Церковь признавала право науки (и ученых) на существование (в том числе физическое), а наука, в свою очередь, отказывалась от попыток изучения трансцедентальных явлений. Последнее, очевидно, приводило к отрицанию существования Б-га как такового, ибо наука по своей природе не может мириться с существованием объектов, не подлежащих изучению.

Поскольку наша сегодняшняя иудаика представляет собой просто еврейскую ветвь интернационального дерева либеральной науки, она несет на себе все ее родовые травмы. Но травмы эти носят характер изначально политический, а сегодня, скорее, психологический. Поэтому и преодоление их может быть лично трудным для отдельных исследователей, но никоим образом не критичным для процесса познания как такового. Потому что дело идет не об изменении методов изучения действительности, а о новом подходе к интерпретации отдельных явлений и осмыслению глобальных процессов.

В этом смысле обращение к опыту еврейской (в противоположность христианской) науки может оказать неоценимую помощь. Раввинская ученость не знала того конфликта между верой и познанием, который возник в первые века существования Церкви христианской. Каббала по сей день, занимает почетное место в иудаизме, а методы познания, выработанные поколениями талмудистов, вряд ли уступают методам либеральной науки.

Это значит, что для еврейских ученых обращение к своим корням может принести неоценимую пользу. Хотя это предполагает, разумеется, и глобальный поворот в их мировоззрении в целом, вполне возможно, что они тем самым смогут принести пользу и своим нееврейским коллегам в их попытках сложить одновременно научную и религиозную картину мира.

Виталий Нахманович,
(Киев)

1 2 3 4 5

Up